[an error occurred while processing the directive]

Фридрих Шиллер «Ивиковы журавли»

«Ивиковы журавли» Шиллер читать онлайн Вы можете на нашем сайте.

Баллада Шиллера «Ивиковы журавли» переводит легендарный сюжет о том, что убийцу поэта и возраста видели черные журавли и позже указали на него перед собранием всех греков.

«Ивиковы журавли» Шиллер читать

В Коринф, на праздник бега и пения,

Куда беззаботно и шумно

Плыл греческий народ со всех округ,

Спешился и Ивик, божий друг.

Дал Аполлон ему заранее

Вдохновленный спивотворчий дар;

Теперь к Истма на соревнования

С Региума шел песенник.

Уже с горы ему показались

Акрокоринф стены белые;

В священный Посеидонив роща "

Входя с трепетом Хожай.

Нигде никого в темном лесу,

Только в небе журавли,

Что серым шнуром протянулись

Где-то к теплой земле.

«Челом, спутники крылатые,

Мои по морю провожатые!

Примета эта мне ясна -

Нам судьба выпала одна.

Путешествуем мы издали в надежде

Приют дружественный где найти;

Пусть гостелюбний Зевс укроет

Нас от напасти и Лихота »

И пошел он вперед бодро,

Но вот неожиданно среди бора

Два убийцы, как моргнет,

Ему преградили путь.

Оборонявшися по принуждению,

Недолго выстоял прорицатель.

Потому что к луку имел он руки,

А в хрупких Лирни струн.

Людей, богов зря взывает,

Спасения неоткуда нет,

И голос замирает в глуши -

Нигде вокруг ни души ...

«Так с миром расстанется

Я должен здесь, на чужбине?

Никто за меня не отомстит

И не заплачет по мне! »

Упал. И вот более ели

Опять ключ лопочет журавлиный;

Из-за смертельной мглы

Он слышит их «курлы-курлы».

«В журавли! когда ниоткуда

Нет спасения, прошу вас,

Моего убийства будьте свидетели ... »-

Крикнул, и зрение его потух.

Нашли скоро мертвое тело,

И коринфский друг здумило

(Хотя и збагнитувано труп)

Узнал того, кто сердцу люб.

«Не ждал я встречи такой,

Уста спивочии молчат ...

А я думал венком из хвои

Славные виски увинчать »

И радости шумного праздника

Тяжелая охмарила потеря:

Не стало знаменитого певца,

Жаль окутал все сердца.

И уже толпой к пританий

Возмущенный отправился народ -

Пусть месть свершится неумолима,

Убийце кровавый суд!

И как среди такого толпой,

Где людей, как на море шума,

Среди такой многого

Следы »преступника найти?

То разбойник был ярый,

Или враг скрытный?

Лишь Гелиос то может знать,

Что озаряет круг земной.

Он, может, где-то здесь, между толпой,

Идет дерзкой шагом,

Его ищет правда-месть,

Он с убийства пользу.

Или в храме в жертвенную костер

Курение докида блюзнир,

Или движется в театр,

В шумный ввиллявшись водоворот?

Набился до отказа театр просторный,

Вплоть слышать, как трещат опоры;

Уже действо починать время,

И народ шумит, как море игра.

Как волна, ряды заливает,

Пойма по степени степень,

Зыбкими венцами достигает

До самого у неба голубизна.

Сошлось на торжественный праздник

Там эллинских племен много,

По каким бы не было стран:

С Авлиде, Спарты, с Афин,

С Фокиду и Азии Малой,

Из близких и дальних островов ...

Все слушают в беспокойстве

Мрачный пение, хор завел.

Важно и строго он круг кону

Идет по старому закону,

Зирнувшы то из глубины.

Что за создание? Кто они?

Не ходят так земные существа,

Врожденные из смертных плен!

То все как великаны против

Осанки и роста человеческих жен.

Плахиття черное им круг состояния,

И факелы хмуро и тускло

В безмьязих палахтять руках,

Бескровные лица сеют ужас,

А там, где всякий земноридний

Волосы должны над лбом,

В них лишь змеи и ехидны

Ядовитым вихряться клубком.

По кругу медленно проходят

И гимн угрюмый свой заводят,

Что сердце терзает, душу рвет,

На душегуба казнь зовет.

Раздается грозный пение ериний,

Вражеский колокола Лирни струн,

И каждый крик живому человеку

Бьет в кровь и мозг, как гром.

«Блажен, в ком душа невинна,

Кто сердцем чист, как ребенок!

К нему подступах мы,

Пусть свободно ходит между людьми.

И горе, горе, кто тайно

Совершил убийства грех тяжкий!

За ним из тьмы недремно

Наш месницький охаживают рой.

Мы племя хищное и упорное,

Убежать от нас жалко и гадать,

Он не скроется нигде,

В наложить или ловушку упадет.

Устали мы по его следу

И неумолимо гряды,

Так до самого Аиду, -

И там отдохнуть не дадим! »

Перед тихим народом

Снуют хмурым хороводом,

И уже, кажется, повива

Вокруг дыхание божества.

Так по старому закону,

Торжественные, странные и страшные,

Медленно обошли круг кону

И исчезли в глубине.

Эта смесь правды и обмана

Пронизывает трепетом еще грудь,

Все удивляются мощь страшную,

Что судьбы слышит тайну,

Что непостижимо, незглибимо

Подозрение в уверенность отменит,

Сердцам обьявлюеться зримо,

Хотя избегает света дня.

И вдруг где-то там на возвышении

Послышался голос в тишине:

«Смотри, Тимофею, - расстоянию

НЕ Ивиковы журавли? »

И небо сразу потемнело,

И над театром пролетел,

Розгортуючись чернокрылые,

Ключ перелетных журавлей.

«Что, Ивик?» -все Заволновались,

Сердца новым сожалением отозвались;

Как море волнами хита,

Так катится из уст в уста:

«Наш Ивик, что по ним все плачут,

Упавший от низменных разбойников?

Кто это сказал? И что это значит?

Эти птицы - что это за знак? »

Все усиливается тревожный гул,

В сердцах и возвестят, и утешение

Вспыхивает: «Это определенный след,

Непорочно месть Эвменид!

Это издал сам себя внезапно

Тот, кто певца убил, -

Берите того, кто сказал слово,

И того, кому он говорил! »

Из уст сорвалось, не вернуть:

Убийца, сам на себя февраль,

Все с перепугу побелел ...

Каких еще здесь надо слов?

И уже их тянут все толпой,

И суд вершится на кону,

И, мести поражены стрелой,

Преступники признают вину.

Перевод М. Лукаша

Аполлон - бог, покровитель искусства у древних греков.

Посейдона роща - роща, посвященный богу Посейдону, покровителю морей.

Зевс - бог-громовержец, главный бог у древних греков.

Збагнитувано - изуродовано.

Приган - судья.

Гелиос - древнегреческий бог солнца.

Эринии - богини мести, которые позже превратились в милостивых богинь-Эвменид.

Добавить комментарий

Ответить Отменить

Ваш e-mail Не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]
x