«Кукольный дом» краткое содержание

Кукольный дом - пьеса в трех действиях норвежского драматурга Генрика Ибсена.

Ибсен «Кукольный дом» краткое содержание

Действие первое

«Квартира Хельмеров. Уютная комната, обставленная со вкусом, но недорогими мебелью ». Между дверью в прихожую и кабинета стоит пианино, у окна круглый стол, кресло, диван, у кафельной печки несколько кресел и качалка. На стенах гравюры. Этажерка с различными безделушками, шкаф с книгами в роскошных переплетах. На полу ковер ...

Зимний день. В печке огонь ».

В комнату входит напевая Нора с пакетами и свертками. В прихожей стоит посыльный, принесший елку. Нора рассчитывается с ним, потом вынимает из кармана печенье, съедает несколько, другой прячет в карман и тщательно вытирает губы.

«Где жаворонок запел, белочка возится?» - Слышится голос Хельмера из кабинета. «Птичка снова летала сорить деньгами?» - Говорит человек, исходя из кабинета.

«Торвальд, это первое Рождество, когда мы можем так не ограничивать себя. Ты же теперь будешь зарабатывать много-много денег », - весело отвечает Нора.

Нора с удовольствием показывает подарки детям на Рождество, забирает подальше пакет, в котором подарок для мужчины. Хельмеру тоже надо что-то подарить жене, и Нора просит мужа дать ей денег, а она уже сама купит себе, что захочет.

Хельмер соглашается, но просит Нору не тратить все на хозяйство и купить что-то себе. Человек удивляется, как много она тратит и часто не может объяснить, куда делись деньги. Он считает жену такой же транжирой, каким был ее отец. Впрочем, сегодня Рождество, хорошее вино уже заказано, придет доктор Ранк, и семья радостно встречать праздник. Норе уже не придется, как в прошлом году, три недели самой готовить украшения на елку, ведь Хельмер достиг определенного успеха, стал директором акционерного банка.

Веселую беседу супругов прервал звонок. Служанка заводит в комнату женщину, в которой Нора едва узнала давнюю подругу Кристину.

Они не виделись десять лет. Фру Линн овдовела, и муж не оставил ей ни состояния, ни детей.

Женщины сели поближе к огню, чтобы согреться и рассказать, как они жили все это время. Нора начала извиняться, что не писала подруге, потом похвасталась своей жизнью, детьми, мужем. Конечно, было время, когда и ей приходилось зарабатывать деньги разными мелочами: шитьем, вязанием, вышиванием, переписыванием бумаг, перед прошлыми рождественскими праздниками она три недели, закрывшись в своей комнате, писала, а человек думал, что Нора строит украшения на елки . Но, к счастью, теперь они имеют состояние.

Нора еще бы продолжала рассказывать о своей жизни, и вдруг увидела печальные, измученные глаза Кристины. Ей стало немного стыдно, и она попросила подругу рассказать о себе.

Кристина вышла замуж за богатого нелюбимого, чтобы иметь возможность помогать больной матери и двум меньшим братьям. Дела мужа были ненадежными. «И когда он умер, все погибло, ничего не осталось ... Ей пришлось перебиваться мелкой торговлей, маленькой школой и вообще - чем придется». Последние три года тянулись для нее, «как один длинный, сплошной день без отдыха». Теперь мать умерла, мальчики стали на ноги и в ее душе образовалась страшная пустота: не для кого и для чего жить. Вот поэтому она покинула то медвежий угол, где жила, и приехала в город, мечтая «получить какую-то постоянную службу, какую конторской работы».

Нора посоветовала Кристине поехать куда-то отдохнуть, но и только горько улыбнулась: у нее нет папы, который дал бы денег на дорогу. Тогда Нора согласилась поговорить с мужем о работе для подруги.

«Как это хорошо, Нора, что ты так горячо берешься за мое дело ... Вдвое хорошо с твоей стороны, - тебе самой так мало знакомы житейские заботы и хлопоты», - грустно ответила Кристина. Она думала, что подруга «ничего такого не потерпела в этом трудном жизни». И действительно, Нора была похожа на ребенка: веселая, живая, красивая, хорошо одетая, дорогая «белочка и жаворонок» для своего мужа. И вдруг Нора рассказала Кристине, что не доверила бы никому.

Когда она ждала второго ребенка, ее любимый мужчина Торвальд тяжело заболел. Врач сказал Нори, что он умрет, если не поедет лечиться в Италию. Нора не могла сказать об этом мужу и пыталась всячески выпутаться: говорила, что хочет поехать на юг, «плакала и просила, говорила, что теперь в ее положении надо ей всячески угождать, намекала, что можно занять денег». И Торвальд сказал, что у нее ветер в голове и что его долг как человека не потакать ее прихотям. Именно в эти дни умер папа Норы. Вот тогда ей и пришлось сделать то, о чем человек даже не догадывается. Возможно, когда-то, когда Нора перестанет нравиться Торвальд, как теперь, когда его уже не будут развлекать ее «танцевания, переодевания, декламации», она и расскажет ему, как спасала его жизнь, как потом экономила каждую копейку, как покупала себе дешевое платье.

А пока она счастлива, потому что у нее замечательные дети, любимый человек, достаток в доме.

Вдруг раздался звонок. Служанка завела в комнату адвоката Крогстада. «Фру Линн, поражена, вздрогнув, отворачивается к окну».

Нора тоже поражена этим визитом. Крогстад ​​говорит, что занимает небольшую должность в акционерном банке и пришел в личном деле в Хельмера. Он заходит в кабинет. Кристина расспрашивает Нору об адвокате, узнает о том, что он вдовец и имеет маленьких детей.

Из кабинета выходит товарищ Торвальд врач Ранк. Он рассказывает женщинам, Крогстад ​​очень плохой человек. «У него подгнило именно корни», он всегда разнюхивать, «не пахнет где моральной гнилью». Вот и сейчас он пришел к Хельмера в своих противных делам.

Вдруг Нора осознала, что ее муж имеет большое влияние в банке, и она весело рассмеялась. Когда Торвальд зашел к ним в комнату, Нора обратилась к нему с просьбой устроить Кристину на работу, потому что она «как раз отличная конторщица, и ей очень хочется работать в знающего человека, чтобы подучиться еще больше ...» Хельмер пообещал предоставить ей место.

Фру Линн и врач Ранк прощаются и выходят вместе с ними идет Хельмер, а в комнату входит няня Анна-Мария с детьми. Нора бросилась к детям, стала раздевать их, не забывая спрашивать, что они видели на улице. Затем начинает играть с ними в прятки. «Игра сопровождается смехом, весельем: прячутся и в этой комнате, и в соседней ... Полное захвата». Никто не видит, как появляется Крогстад. Некоторое время он наблюдает за игрой, а затем обращается к Норе. Женщина отсылает детей к няне, обещая продолжить игру с ними позже, и вращается к адвокату. Она уверена, что он вернулся за деньгами, которые она у него когда-то заняла. Но расчете еще не наступил, то что же он хочет? Адвокат расспрашивает о фру Линн, и Нора с вызовом говорит, что выпросила у мужа место для подруги. Но Крогстад ​​словно ждал этих слов. Он посоветовал Норе использовать свое влияние на мужа, чтобы Хельмер оставил ему должность и не выгонял с работы за дело, которое не дошло до суда. А это дело было не хуже, чем та, что сделала Нора. Он пояснил растерянной женщине, что знает о поддельном ней подпись отца на долговом обязательстве, под которое Нора получила крупную сумму на лечение мужа.

Нора пыталась объяснить, что в то время ее отец умирал, а поэтому она не могла придать ему хлопот еще и болезнью мужа, что она нарушила закон от большой любви к дорогим ей людям. Но адвокат сказал, что «закон не интересуется причинами», а потому, когда он подаст этот документ, его осудят по закону;

Когда Крогстад ​​пошел, Нори было уже не до игры с детьми.

Пришел Хельмер, стал расспрашивать, зачем приходил Крогстад, которого он видел у ворот, и Нора заговорила о костюмированный бал, попросила мужа помочь ей подобрать костюм, а уже потом, между прочим, заговорила о делах Крогстада. Хельмер строго объяснил жене, что тот «виноват в подделке документов» или по бедности, то по легкомыслию, но это преступление. Конечно, «иногда тот, кто упал, может снова встать морально, если откровенно признает свою вину и испытывает наказание», но Крогстад ​​выкручивался, врал до последнего. Он не имеет морального права не только работать в банке, а также воспитывать собственных детей, ведь «дети с каждым глотком воздуха воспринимают зародыши зла» с «отравленной ложью атмосферы домашней жизни».

Хельмер ушел в кабинет поработать над бумагами, а поражена его словам Нора, бледнея от ужаса, повторяла: «Испортить своих малышей! .. Отравить семью! Это неправда. Не может быть правдой, никогда, никогда в мире! »

Действие второе

И сама комната. В углу стоит елка, без игрушек, с обгоревшими свечами. Нора сама; волнуясь, ходит по комнате.

Женщина взволнованно смотрит на ящик для писем, которая пока пуста. Ей не хочется верить, что Крогстад ​​выполнит свою угрозу и расскажет мужу о ее вину. Нора готовится к маскарада. Няня Анна-Мария помогает ей, и между женщинами заходит разговор о поступке служанки, которая вынуждена была покинуть дочь, когда стала кормилицей у Норы. Но дочь не забыла мать, писала ей.

В комнату заходит фру Линн и начинает помогать чинить костюм на бал. По шитьем заходит разговор о докторе Ранка, и фру Линн советует Норе порвать с Утром, ведь она решила, что именно доктор - тот богатый поклонник, который дает Норе деньги. Поражена Нора объясняет, что доктор всегда был только другом семьи, а деньги она получила другим путем.

Из прихожей входит Хельмер с папкой бумаг. Нора ластится к нему, обещает петь жаворонком во всех комнатах, изобразить Сильфиду, станцевать при лунном свете, если он оставит Крогстаду его должность в банке, ведь адвокат может написать в газеты отвратительную ложь о Торвальд. Но человек напоминает Нори, что он всегда был и остается безупречным чиновником, а потому не боится никакой лжи. Более того, Торвальд шокирует то, что Крогстад ​​говорит ему «ты», козыряя их давним знакомством. Не колеблясь, Хельмер отсылает в банк приказ об увольнении адвоката.

Нора в отчаянии. Она заклинает мужа вернуть письма, но тот лишь снисходительно улыбается, растроганный, как ему кажется, заботой жены о его репутацию.

Звонок в прихожей. Нора идет открывать дверь. В комнату заходит доктор Ранк. Он узнал, что умирает от неизлечимой болезни, которую ему дал в наследство отец-повеса. Стоя на пороге вечности, доктор признается, что любит Нору и готов ради нее на все. Поражена Нора, которая хотела попросить Ранка об услуге, упрекает доктору за это признание, но уверяет, что будет относиться к нему как к другу семьи.

Служанка принесла Норе визитку. Доктор заметил беспокойство молодой женщины, но она заверила, что ничего не произошло, и попросила гостя задержать Торвальд в кабинете.

Ранк выходит в одну дверь, а во вторых заходит Крогстад. Он говорит, что залоговый лист при нем, но он не начнет против Норы судебного преследования, если Хельмер создаст для него новую, более высокую должность и поможет встать на ноги. И Нора знает, что ее муж ни этого не сделает.

Крогстад ​​хорошо понимает состояние женщины. Он повторяет ей ее собственные мысли, что в случае разоблачения она вынуждена будет бросить семью и дом или даже покончить с собой. Но ловкий крючкотвора говорит, что тогда он будет иметь власть уже не над ней, а над ее памятью. Чтобы этого не произошло, Хельмер должен сделать Крогстада своей правой рукой.

Адвокат выходит в прихожую и опускает письмо в ящик. Нора в отчаянии признается фру Линн, что заняла деньги у Крогстада, который шантажировал ее, а теперь решил погубить совсем.

Кристина говорит, что когда-то хорошо знала Крогстада, который ради нее был готов на все, и уговорит его вернуть письма. А пока Нора упросила мужа отложить все дела, не читать писем, потому что он должен помочь ей восстановить в памяти танец, который она танцевать завтра. Хельмер соглашается, садится за пианино и начинает играть. Нора, смеясь и потрясая тамбурином, танцует зажигательнее, чем нужно, и не слушает указаний мужа. Она танцевала так, словно речь шла о жизни и смерти. Хотя так оно и было на самом деле.

Действие третье

И сама комната. У стола сидит фру Линн и ждет Крогстада. На лестнице слышать тихие шаги, и адвокат осторожно переступает через порог.

Кристина и Крогстад ​​не просто старые знакомые. Много лет назад она отказала адвокату и вышла замуж за старого богача, чтобы иметь возможность содержать больную мать и младших братьев. А сейчас эти двое были похожи на людей, пострадавших в аварии в житейском море и выплыли на обломках.

Кристина первой предложила подать друг другу руки, ведь «двум, итого - на обломках быть все-таки надежнее, лучше, чем держаться порознь, каждому отдельно».

Крогстад ​​не мог этому поверить, ведь Кристина хорошо знала его прошлое. И она хотела «кого любить, о ком заботиться, заменить кому мать», а детям адвоката нужна была мать. Крогстад ​​готов был дождаться Хельмеров, которые сейчас были на балу, и вернуть письма, но фру Линн остановила его. Она хотела, чтобы Хельмер все узнал, а «несчастная тайна пусть появится на свет Божий».

Праздник закончился, и Хельмер вернулись домой. Торвальд был восхищен красотой жены, ее танцем. Он любит ее, гордится ею и готов говорить о своих чувствах еще и еще. Поток признаний и комплиментов прерывает доктор Ранк, что тоже говорит о следующем бал, на котором он появится в костюме невидимки. Он сделал исследование и убедился, что доживает последние дни. Но, прощаясь с супругами, доктор говорит не о себе. Он называет Нору пестункою судьбы, лучшей среди женщин.

Хельмер не забыл о почтовый ящик, который был уже совсем переполнена. Он своим ключом открыл ее и сверху увидел визитки доктора Ранка. Над именем стоял черный крест, будто карточки сообщали о смерти. Торвальд понял, что доктор попрощался с ними навсегда, и горько вздохнул. И взгляд его засветился любовью, когда он посмотрел на жену. В восторге он сказал: «Не раз мне хотелось, чтобы тебе грозило неизбежное зло и чтобы я мог поставить на карту свою жизнь и кровь - и все, все ради тебя». Нора отстранилась и твердым голосом приказала мужу прочитать письма.

Торвальд пошел в кабинет, а Нора, блуждая взглядом по комнате, берет маскарадный костюм мужа и собирается уходить из дома. Вдруг на пороге появляется Хельмер с раскрытым письмом в руке. Нора пытается выйти, но он закрывает дверь и начинает ходить по комнате, говоря, что восемь лет его радость, его гордость, его дорогой жаворонок "была лицемерная, лживая ... хуже, хуже ... преступница! О, безупречная пропасть грязи, уродства! Тьфу! Тьфу! »Хельмер не позволял Нори слова произнести и говорил о себе, о своей загубленной карьере, уничтожено доброе имя. Он не мог прийти в себя, но практичность в делах позволила ему сосредоточиться на том, как уладить дело. Конечно, для вида в семье должно оставаться все так, как и раньше. Но детей Нора воспитывающее больше, потому что он не доверяет ей.

Зажигательную тираду Хельмера перебила служанка, которая принесла письмо от Крогстада, в котором тот пишет, что раскаивается в своих поступках и уничтожит доказательства преступления Норы. Хельмер, прочитав письмо, начал снова говорить о своей любви, о том, что прощает Нору, ведь оно совершило преступление из большой любви к нему. Завтра все забудется, птичка снова будет весело петь. Но теперь она будет и женой, и ребенком, а он станет ее волей, ее совестью.

Нора медленно сбросила маскарадный костюм мужа, в который было впиталась, и спокойно обратилась к Торвальд. Она напомнила, что в течение восьми лет супруги «нет разу не обменялись серьезными мыслями о серьезных вещах». Сначала отец, а потом человек играли ею, как куклой. Она жила у родных людей, как старец, которого кормят и одевают, а его дело - развлекать, забавлять. Весь большой дом был только кукольный дом, а Нора была здесь дочерью, куклой. А дети уже стали ее куклами. Ей нравилось, что человек играет, играет с ней, а детям нравится, что мама играет и играет с ними. Оказалось, что истинное воспитание детей не под силу Нори, и она решила покинуть семью и поехать в город, где родилась.

Хельмер напомнил Нори о ее обязанность матери и жены, но она тихо ответила, что еще долг перед собой. Она должна стать человеком, должен проверить, правду ли говорил пастор о Боге, верны те законы, по которым «женщина не имеет права помиловать своего умирающего старика, не вправе спасти жизнь мужчине». Она хочет присмотреться к обществу, к жизни. Пока она мало понимает, но точно знает, что не любит Торвальд, потому что он оказался не тем, за кого она его считала. Нора ждала чуда: человек должен вступиться за нее и взять всю вину на себя. Он думал только о своей карьере, которая будет уничтожена, и о своей чести, которая будет запятнана. Однако, по прошествии страх, Торвальд поступил так, как будто ничего и не произошло. Вот в этот момент между супругами и пролегла бездна.

Торвальд совсем растерялся. Он обещал измениться, но Нора заявила, что это может произойти только тогда, когда у него не будет куклы. Она отдала ему свое обручальное кольцо, забрала его кольцо и вышла из дома с одним маленьким саквояжем.

Хельмер бессильно падает на стул, закрывает лицо руками. В доме стало пусто без Норы. Но он с надеждой вспоминает слова жены, брак может спасти новое чудо - их преобразования.

Добавить комментарий

Ответить Отменить

Ваш e-mail Не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x